On-line: гостей 8. Всего: 8 [подробнее..]
АвторСообщение
Золотое перо




Сообщение: 203
Зарегистрирован: 21.08.19
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.04.20 18:38. Заголовок: Прививка от улицы (Автор: Стэн Марш)


Если бы эту историю рассказал мне любой из вас, я бы посмеялся - ну и фантазия у тебя. Но быть в своей шкуре куда сложнее, чем примерить хоть чью-то. Когда твоё детство лишено плюшевых медведей и сладкой ваты, ты входишь во взрослую жизнь сутулым, да что там - уставшим горбатым стариком с умом ребёнка.

Я засмеялся.

- Сиплый, хорош заливать.

Ромка улыбнулся:

- Ну как? Убедительно?

-Да уж, куда убедительней. Растрогаешь мамок и стареющих бездетных тетёх.

-Да ты не шаришь, Сань, такие чаще всего и подают.

-Ага, подают. А потом забирают. Забыл чтоли ту тетку с Углового?

-Ну ты нашёл, кого вспомнить, -Ромка сплюнул и потер нос. - Может, закурим?

Я достал из кармана остатки «Пегаса» в «мягкой» пачке.

-Три штуки осталось. Давай «на пэ»?

-Сань, ну ты как в третьем классе. Кури, нашмаляем, суббота же.

Мы молча затянулись, каждый думал о своём.

-Ладно, почапали, - Ромка спрыгнул со скамейки, - надо ещё за Ленкой зайти.

Мы вышли из двора и направились в центр города. Ленка ждала нас в двух кварталах от ромкиного дома.

-Вы чего как долго? Ром, - Ленка взяла Сиплого под руку и прижалась плечом к его плечу,- может, ну его этот Бродвей? Может, ко мне пойдём? Бабка в деревню укатила на три дня, хата свободна. У меня манюшки есть, возьмём «Три топорика» и похавать чего. Пойдём? - она перевела на меня насмешливый взгляд. - Санечка, тебе домой не пора? Мама с папой не заругают? - Ленка засмеялась.

Хмыкнул и Ромка. Я отвернулся, чувствуя, как краска залила лицо.

-Ты че, Сань? Да ладно тебе, - Сиплый толкнул меня локтем. - Сходим ненадолго, там посмотрим, может, и впишемся, - подмигнул он Ленке.

Апрель выдался тёплым и слякотным. По вечерам все ещё было зябко, но днём уже вовсю припекало солнце, и нам это играло на руку - народ все больше выходил на улицы, а, значит, можно было расчитывать на неплохой улов.

Я знал Ромку всего месяц, но что-то в нем притягивало меня, влекло, манило, заставляя снова и снова приходить в этот двор на окраине города, где в давно приговорённой к слому, покосившейся деревянной двухэтажке и жил он с вечно пьяной матерью и без конца меняющимися ее кавалерами.

Нам было по 15.

Ромка завидовал мне: шмотки, кассетник, карманные деньги, - не зная, что за этим стоит жизнь с вечно занятым своими делами и практически не замечающим меня отцом и не вылезающей от подружек и парикмахеров, мало чем, кроме смены оттенка волос, интересующейся матерью.

Я завидовал его свободе: отсутствие необходимости возвращаться домой ко времени, допросов, где и с кем был, бесконечных требований «соответствовать».

Мне нравилось проводить время в их компании, хоть Ленка постоянно цепляла и подшучивала надо мной, считая домашним мальчиком. В общем-то, в отличии от них, уличных, не имеющих, да и особо не ищущих, родительской заботы и тепла, по сути предоставленных самим себе и отвечающих сами за себя, наверное, я и был таким, «буржуйчиком», как часто называл меня Сиплый. Но отсутствие контроля, легкость, ощущение собственной значимости, - я готов был отдать за это многое. Оттого, зачастую или проглатывая или пропуская мимо ушей девчачьи насмешки и издевки, я снова и снова искал встречи с этими ребятами, не смотря на родительское недовольство, да и прекрасно понимая, что Ленка и Сиплый вполне могут обойтись и без меня.

Перекидываясь шуточками и иногда откровенно посмеиваясь над прохожими, мы неспешно добрели до сквера, венчающего Бродвей - самое популярное место в городе. Днём в тёплую погоду на лавочках здесь отдыхали старушки, неторопливо, читая книгу, покачивали детские коляски молодые мамочки, играла в классики детвора; ближе к вечеру у установленного в глубине уютного тенистого сквера небольшого эстрадного подиума собирались горожане и редкие гости нашего небольшого городка, чтоб послушать импровизации местных знаменитостей и просто талантливых молодых людей; когда темнело и ночью Бродвей и прилегающий к нему сквер становились местом тусовки городской молодежи.

Ромку здесь знали практически все: к его гордости, были даже поклонницы, просящие исполнить ту или иную, особо полюбившуюся, мелодию или песню. Он расчехлял гитару, откашлявшись, пробовал перебором настройку струн, хитро улыбался. Гитара была его гордостью: казалось, на фоне потрепанной и не всегда чистой одежды да и в целом довольно жалкого его внешнего вида, она сияла, словно сделанная не из дерева, а из самого настоящего золота. Ромка берег инструмент как зеницу ока, и не столько потому, что был это способ его заработка, сколько потому, что гитара - единственное, что осталось у него от прошлой, счастливой жизни, в которой жил с ними отец, а мама, ласковая, улыбающаяся, целовала его по утрам, называя «Мой Ромэо».

-Сиплый, нашу, - бывало, доносилось из толпы - какой-то затусивший раньше времени, а чаще всего, просто перебравший нефор требовал «Группу крови» или «Мы вместе».

Но у Ромки цель была не развлечь местную молодежь, поэтому, пользуясь обаянием чуть хрипловатого своего, но при этом приятного, мягкого, тембристого голоса, он пел тягучие цыганские романсы, нередко вызывая у благодарных слушателей не только слёзы умиления, но и желание помочь несчастному мальчику «копеечкой».

В паре с Ленкой выглядели они как нельзя гармонично: стройная, черноволосая, с огромными карими глазами, девушка повязывала поверх истрепанных джинсов цветастый платок, доставала из небрежно брошенного возле «сцены» рюкзака, как она называла, «свою перкуссию», а по просту - обычный пластиковый бубен, который легко купишь в отделе игрушек, и, покачивая бёдрами в такт переливам извлекаемой Ромкой из гитары мелодии, пританцовывала, отбивая ритм и выводя безупречным лирическим сопрано пронзительные нотки бэк-вокала.

Моей же обязанностью не так давно стало время от времени обходить слушателей, предлагая им оказать музыкантам посильную финансовую помощь посредством опускания монет и купюр в старенькую кепку-гаврош.

Сегодняшний концерт наш близился к своему завершению, и я в последний раз решил обойти растроганную публику. Двигаясь в такт мелодичным аккордам, плавно приближался я к стоящим чуть поодаль от сцены слушателям; окончательно войдя в роль и повернувшись перед ними на пятках, я поклонился в почтительном реверансе, вытянув руку с кепкой вперёд. Простояв несколько секунд и не дождавшись реакции, я распрямился и оказался лицом к лицу со своим отцом. Как я мог не заметить его, стоящую рядом мать и недоуменно выглядывающую из-за их спин соседку тётю Галю, я не знал. Но красноречивый взгляд отца и процеженное им сквозь зубы так тихо, что услышал только я, «Домой бегом, там и поговорим», явно не сулило мне ничего хорошего. На какие-то доли секунды застыв в онемении, но, достаточно быстро совладав с собой, я развернулся и, все также призывно улыбаясь прохожим, направился вглубь сквера к сцене. Сиплый и Ленка уже закончили выступление и теперь, болтая и посмеиваясь, ждали меня.

-Сань, че скис? Нормально забашляли?- Ромка, улыбаясь, толкнул меня плечом.

Я ещё раз обернулся - родителей в сквере уже не было, да и остальной народ постепенно расходился от сцены, занимая свободные лавочки.

-Да, вроде неплохо сегодня, - я улыбнулся в ответ.

Было около шести вечера; ласковое только днём апрельское солнце скрылось в нахмурившемся небе, и мы решили, минуя свой обычный маршрут, идти сразу к Ленке, зайдя по пути в продуктовый.

В квартире Ромка по-хозяйски уселся в кресло-качалку, закинув вытянутые ноги на стоящий рядом низенький табурет; я был здесь впервые и с интересом рассматривал выставленные в линию на добротном резном темно-вишнёвом с выпуклыми ящиками комоде фотографии. С одной из них смотрела на меня пронзительно-карими глазами девочка лет восьми; на иссиня-чёрных ее волосах красовался огромный белый бант; улыбаясь, она крепко сжимала в руках букварь. Надпись внизу фото гласила: «1 сентября 1990 года». «Ленка, - подумал я, - красивая какая!» - И уже вслух спросил:

-А что у неё с родителями?

Ромка поморщился, явно вспоминая о чём-то неприятном:

-Отец сидит, а мать без прав, в деревне она. Ты только Ленку не спрашивай, она не любит таких разговоров.

Я промолчал, снова вспомнив слова отца в сквере, ясно понимая, что неприятного разговора не избежать, а я просто оттягиваю время.

Мы сидели за нехитро накрытым столом, говоря обо всем и ни о чем; когда Ленка и Сиплый слишком увлеклись друг другом, я решил, что пора домой, тем более сосредоточиться на разговоре с ними все равно не удавалось: все мысли были заняты предстоящими разборками - а иначе и быть не могло- с отцом.

Я вышел из подъезда, зябко ёжась под начинавшим накрапывать холодным дождем и, выбрав самый длинный маршрут, нехотя поплёлся домой. По дороге я думал о том, что отец, наверняка, крайне недоволен мои общением с «шушерой» - так он называл нашу компанию, считая, что никто из них не ровня его сыну, а дружить я должен с людьми его круга - детьми его друзей, коллег, на крайний случай - ближайших подчинённых.

-Ма, па, я дома, - по привычке, а больше даже надеясь разрядить обстановку, с порога крикнул я, но ответа не последовало. Наскоро приняв душ, я забрался под одеяло, пытаясь согреться после прогулки под весенним дождем, и вскоре заснул.

Проснулся я оттого, что кто-то резко сдернул с меня одеяло. Решив спросонья, что скинул его сам, я принялся, не открывая глаз, шарить по кровати, пока ощутимый тычок в плечо и раздавшееся у самого уха отцовское «Вставай. Быстро» окончательно разбудили меня.

-Па, ты чего? - переведя полусонные глаза с отца на стоящие на столе электронные часы, табло которых показывало 8:15, недоуменно спросил я. - Воскресенье же. Можно поспать?

-Ты меня плохо понял? - тон отца не допускал возражений. - Пять минут на умывание, мы с мамой ждём в комнате, быстро.

Он вышел. Я нехотя вылез из кровати и поплёлся в ванную, думая, что отцу нечем больше заняться, кроме как устраивать разборки с раннего утра. Но с другой стороны, то, что удалось избежать объяснений вчера, играло мне на руку: отец скорее всего уже почти успокоился, а это значит, что «вынос мозга» не затянется, как обычно, на целый час. С этими мыслями я вошёл в гостиную и остановился перед сидящими на диване родителями.

-Саша, во сколько ты пришёл вчера? - строгим, но спокойным голосом начал отец.

-В девять, - всем своим видом показывая, что разговор мне не интересен, ответил я.

-Во сколько ты пришёл вчера? - поднявшись с дивана и опустив руки в карманы серых домашних брюк, отец теперь расхаживал по комнате.

-Ну, в одиннадцать, - я со вздохом закатил глаза.

-А я сказал во сколько придти? - отец остановился и в упор смотрел на меня.

Я молчал.

-Язык проглотил? Во сколько я велел быть дома?

-Не помню. Да какая разница? Мне че, за каждую минуту перед тобой отчитываться? - выплюнув слова в лицо отцу, я тут же пожалел об этом, видя как стиснул он зубы и как заходили желваки на его скулах.

-Ты думаешь, слишком взрослый стал? Пока живешь в этом доме, будешь делать то , что я говорю, - стоя в двух шагах от меня, он упёрся кулаком в стену. - И если скажу отчитываться поминутно, значит будешь отчитываться поминутно. Это ясно?

-Да щас! - начал было я, но замолчал на полуслове, получив от отца удар по губам. Рот наполнился тяжёлым металлическим вкусом крови. - Совсем чтоли? За что? - прижав руку ко рту, я с усилием сглотнул.

-На словах не понимаешь, значит, буду кулаками объяснять, - голос звучал по-прежнему спокойно и уверенно. - Во сколько я велел быть дома? Я сказал идти вместе с нами! Говорил? Я говорил??

Я стоял, молча опустив голову и думая, что надо просто дать отцу выговориться и выпустить пар.

-Я говорил, не общаться с этой шушерой? - выходя из себя, он начал повышать голос. - Говорил? Ты понимаешь, что ты сделал? Полгорода видело - да какое полгорода - весь город видел, как сын директора завода на центральной площади деньги клянчит! Ты о чем думал вообще? Безмозглой своей башкой о чем ты думал?? Или ты задницей думаешь вместо головы?

Обидные слова резанули слух. Я посмотрел на мать, но она с отсутствующим видом рассматривала свои ногти, будто вокруг ничего не происходило.

-Сам ты задницей думаешь! - не зная, зачем, заорал я.

-Сопляк! - Пощечина прозвенела оглушительно громко и, сбив меня с ног, разбилась где-то в углу ставшей в момент пыточной комнаты. - Встать!

Я поднялся, прикрыв рукой горящую щеку.

-Как ещё объяснять? Сколько говорить? Нравится со швалью по городу таскаться? В дерьме возиться нравится? - отец орал, уже не сдерживая себя.

-Нравится! Да, нравится! А тебе указывать нравится? Надо, чтоб как собаки слушались, да? Бить нравится? - казалось, слова вылетали, не дожидаясь моего одобрения. - Ничего ты мне не сделаешь! С кем хочу, с тем и буду шляться!

Вторая пощечина гулом отдалась в голове, откинув меня к ногам поднявшейся с дивана матери. Повисла тишина.

-Ну вот что, сын, - абсолютно спокойно, будто и не он вовсе две минуты назад орал на меня, выдохнул отец, - я думал, ты уже достаточно взрослый и в состоянии слышать слова и думать головой.

Я прекрасно понимал, к чему он клонит. Он был горяч и скор на расправу, и я, наверное, даже привык к такому положению дел, но последнюю порку получил почти четыре месяца назад, и это давало мне основания думать, что излюбленный отцом, но невероятно болезненный и унизительный для меня метод воспитания наконец-то остался в прошлом.

-Пап, да не надо. Да не надо, я понял все, - начал, было, я, поднимаясь с пола, - не надо, прости.

Но отец был непреклонен.

-Марина, принеси, пожалуйста, ремень из шкафа.

Мать, сложив руки на груди, всем своим видом выказывала негодование. В общем-то она никогда и не заступалась за меня, но и не присутствовала, предпочитая в моменты разборок заниматься своими делами. Сейчас же она с готовностью вышла и меньше чем через минуту вернулась в комнату, протянув отцу ремень.

Я стоял у окна, чувствуя, как спазм все сильнее сжимает горло. Едва заметная прохладная тяга из форточки совсем не спасала, не давала возможности надышаться. С отчаянием осознавая, как липкий страх расползается по всему телу, сковывая мышцы и парализуя рассудок, я готов был признать собственную трусость. И тот факт, что за много лет повторяющихся событий так и не сумел привыкнуть к унижению и боли.

-Раздевайся, чего ждёшь? - вырвали меня из ступора слова отца.

Собственно, «раздеваться» особо было и нечего: выскочив с утра из кровати, я так и стоял в одних трусах.

-Пап, ну не при маме же? - голос дрогнул, выдавая подступившие слёзы.

-При маме. Время не тяни, - прозвучал безапелляционный ответ.

Я подошёл к дивану, чувствуя, как лицо заливает краска стыда, молча спустил к коленям трусы и перегнулся через подлокотник, уткнувшись лицом в обивку. Ничего не видя, но отчетливо различая на слух каждое движение отца, я слышал, как звякнула пряжка, когда он наматывал ремень на руку; как, сделав пару шагов, он приблизился ко мне и молча стоял несколько секунд, видимо, о чём-то раздумывая; и как сначала поднялся, а затем опустился, следуя за отцовской рукой, ремень, рассеивая в разрезанном воздухе хлипкую надежду на прощение.

Удар. Я глубже уткнул лицо в диван, шумно втянув воздух через стиснутые зубы, сумев сдержать крик на этот и следующие за ним ударов пять или шесть. Но дальше, не в силах молча терпеть, выкрикивая сначала отчетливые, потом все более бессвязные просьбы поверить и простить, срывая голос на хрип, я чувствовал, как к горлу подкатывает рвотный позыв. В отчаянии застучал я рукой по дивану, и отец, зная эту мою особенность, остановился, но было поздно: в глазах у меня потемнело, в горле заклокотало, и обильный поток рвоты вылился на диван. Я отпрянул, взвыв от пронзившей тело боли, хватая воздух ртом.

-Вставай и убирай - тихо сказал он.

Я поднялся и, с трудом перебирая трясущимися ногами, поплёлся в ванную, напрочь забыв о своей наготе. Вычистив диван, все ещё всхлипывая, я смотрел на отца.

Ну? Ложись, - он кивком указал на диван.

Я заревел.

-Пап, ну не надо больше, ну не надо, пожалуйста.

-Я сказал, ляг, - да я и сам знал, что уговаривать бесполезно, снова перегнулся через подлокотник.

-Ну так что? Нравится со швалью общаться? Нравится? Нравится? - с новой силой обрушились удары.

-Нет, нет, не надо, -мои крики переходили в бессвязный визг.

Хлестнув ещё раз двадцать, отец остановился.

-Вставай. И в комнату одеваться. Бегом.

«Бегом» не получилось, и я, скуля и размазывая по щекам слёзы, вышел из гостиной.

Больше всего хотелось лечь и заснуть, но вошедший за мной отец, открыв шкаф, достал трусы, джинсы, свитер и швырнул на кровать.

-Зачем? - я не понимал, что он хочет от меня.

-А ты что такой непонятливый вдруг стал? - мне показалось, с какой-то издевкой проговорил отец. - Сказал, одевайся, что не ясно?

Я натянул белье, помятый свитер и с трудом, стараясь как можно меньше касаться жесткой тканью израненной кожи, джинсы.

-Иди обувайся.

-Мы куда-то идём? - выражение лица мое, наверняка, было глупее некуда, но я, действительно, ничего не понимал.

-Не мы, а ты. Ты идёшь к своим друзьям. Для которых ты деньги клянчишь на улицах. И с которыми шляешься по ночам. Ты же этого хочешь? Полной свободы? Пожалуйста! Твоё желание исполнено, - отец открыл входную дверь. - Давай, на выход.

Я вытаращил глаза:

-Ты серьезно? Пап? - Вопрос был скорее риторическим, по лицу отца и так было понятно, что он не шутит. - Не пойду я никуда, - я, было, дернулся в сторону комнаты, но отец, ухватив меня за воротник свитера, вышвырнул в коридор.

Я оказался в подъезде босиком, все ещё думая, что отец просто решил припугнуть меня; но через пару минут дверь снова открылась, и из квартиры поочередно вылетели куртка, рюкзак и кроссовки, из которых вывалились свернутые комочком носки.

-Пусти! - я кинулся вперёд, не обращая внимания на боль в ногах и ягодицах, но дверь захлопнулась перед самым моим носом. - Пусти! Пусти! - что есть мочи забарабанил я в дверь, слыша в ответ лишь гулкую тишину.

Спасибо: 10 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 32 , стр: 1 2 3 All [только новые]


Золотое перо




Сообщение: 204
Зарегистрирован: 21.08.19
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.04.20 19:04. Заголовок: Потрясающе!!! Я прос..


Потрясающе!!! Я просто потрясена двумя обстоятельствами: профессиональным письмом Автора №3 и поступком отца главного героя рассказа! Какая качественная проза, Автор! Да по-другому и быть не могло: мы уже давным-давно знаем, как Вы можете писать!
Моё предположение относительно необычной ситуации: в принципе, сама ситуация ясна - отец выгнал сына-подростка из дома. Но что будет дальше? Вот это я не могу предположить. Вот здесь ничегонепонятно.

Спасибо: 4 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 55
Зарегистрирован: 08.04.20
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.04.20 19:48. Заголовок: Очень эмоционально. ..


Очень эмоционально. И такой сгусток событий с самого начала. Автор, неужели это не вся интрига и вы ещё чем-то удивите?

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Золотое перо




Сообщение: 205
Зарегистрирован: 21.08.19
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.04.20 19:54. Заголовок: Автор отвечать не мо..


Автор отвечать не может, он три недели вынужден "самоизолироваться", поэтому отвечаю я: это, Helen, только первая из трёх частей. Кульминация, по первому творческому заданию. Но пронзает, да. Вот когда этот Автор просто о себе рассказывает - то же самое, между прочим, рассказывает - это одно, а сила художественного образа - это совсем другое!

Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 58
Зарегистрирован: 19.02.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.04.20 21:10. Заголовок: Рискну предположить ..


Рискну предположить по «необычной ситуации» для героя, что он окончательно примкнёт к своим друзьям-беспризорникам, по сути, он, как ни крути, - домашний мальчик, и улица для него вполне может таить и неожиданности, и опасность.

Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 97
Зарегистрирован: 07.01.20
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.04.20 11:10. Заголовок: Сюжет, конечно, трэш..


Сюжет, конечно, трэш, но написано очень хорошо, мне понравилось.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Аequitas




Сообщение: 478
Настроение: Смотри на мир так, как хотел бы, чтобы мир смотрел на тебя
Зарегистрирован: 04.01.19
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 5
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.04.20 17:46. Заголовок: Стильно. Жизненно. Д..


Стильно. Жизненно. Драматично. Эмоционально. Жестко.

Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
Заслуженный Автор




Сообщение: 742
Зарегистрирован: 12.01.19
Откуда: Россиия, Анапа
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.04.20 21:35. Заголовок: А по моему необычнос..


А по моему необычность в том что главный герой "вышел" за пределы привычного мира, связавшись с "шушерой" по выражению его папы.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 174
Зарегистрирован: 13.12.19
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.04.20 23:04. Заголовок: Отлично :sm36:..


Отлично

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 867
Зарегистрирован: 06.11.19
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.04.20 01:41. Заголовок: Психология подростка..


Психология подростка хорошо показана irra пишет:

 цитата:
отсутствие контроля, легкость, ощущение собственной значимости, - я готов был отдать за это многое. Оттого, зачастую или проглатывая или пропуская мимо ушей девчачьи насмешки и издевки, я снова и снова искал встречи с этими ребятами, не смотря на родительское недовольство, да и прекрасно понимая, что Ленка и Сиплый вполне могут обойтись и без меня.



Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 566
Зарегистрирован: 01.01.19
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.05.20 19:14. Заголовок: Начало сюжета закрут..


Начало сюжета закрутило лихо. Уже интересно сможет ли домашний мальчик выжить на улице. Хотя я думаю, что с такими друзьями он не пропадёт.
Авторы респект и удачи

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Золотое перо




Сообщение: 212
Зарегистрирован: 21.08.19
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.05.20 12:14. Заголовок: Эпизод №2 Простояв ..


Эпизод №2

Простояв у двери ещё, наверное, полчаса, я вышел из подъезда и побрел по пустынным воскресным улицам. Тело ныло, разбитая губа припухла и саднила, да и просто очень хотелось есть. Я успел три раза обойти центр и прилегающие к нему окрестности, с досадой думая о том, что зря вчера спустил все карманные деньги. Обида на отца стояла комом в горле: я не знал, куда идти, что теперь делать, но твёрдо решил для себя, что домой никогда не вернусь. Про мать думать вообще не хотелось: даже в свои 15 я отчетливо понимал, что и я, и она - мы просто игрушки в руках отца с его вечным желанием командовать и поучать. Но знала ли она сегодня, что он собрался выставить меня? Неужели, знала и просто отмолчалась, не выходя из комнаты? Я мог простить, что закрыла глаза на порку, но выкинуть из дома как ненужную вещь, как разбитую чашку, как нашкодившего щенка - вот так легко- я не хотел в это верить. Защипало в носу, заструились по щекам слёзы. Мне было жаль себя.

Весь день я бесцельно слонялся по городу, не зная, куда себя деть, а к вечеру решил пойти на Бродвей, в надежде встретить там Сиплого или Ленку. Потолкавшись между местными неформалами, дующими пиво, поспрашивав кое-кого и услышав в ответ «нет, не видели», я окончательно скис. Заметно похолодало, я замёрз, и перспектива ночного гулянья или сна на скамейке в сквере меня абсолютно не прельщала. Я вспомнил, что Ленка говорила об отъезде своей бабки на три дня, и, откровенно наступив на горло своим принципам, да и здравому смыслу, двинулся прямиком к ней. Не особо настойчиво нажав на кнопку дверного звонка, я, услышав изнутри «Кто там?», как можно бодрее ответил:

-Лен, это я, Саша, открой, пожалуйста.

Ленка открыла дверь, удивленно глядя на меня:

-Привет. А ты чего?

Придав лицу беззаботное выражение, я смеясь, начал рассказывать ей на ходу придуманную, дурацкую историю об уехавших до завтра родителях и забытых дома ключах. Не похоже, чтоб Ленка поверила мне, но, хмыкнув, сказала:

-Ну, заходи. Только бабка вернётся завтра в семь, придётся уйти до этого времени. Чаю хочешь?

Мы пили чай на небольшой уютной кухне, стены которой почти сплошь были увешаны резными разделочными досками с выжженными на них цветами, церквушками, фигурками мультяшных персонажей. Я не спрашивал Ленку, держа в голове слова Сиплого, но она, вероятно, заметив мой интерес, сама завела разговор:

-Это папа делал, ну, давно ещё; а вот ту, с волком - я, - она улыбнулась, видимо, добрым своим воспоминаниям.

-Вы чего на Бродвей не приходили сегодня? - мне почему-то стало неловко, и я перевёл тему.

-Ромка заболел, температура вроде, - немного рассеяно ответила она. - Ладно, пошли спать.

Расположившись на небольшом диванчике, я почувствовал, как тело накрыла усталость, и практически сразу заснул. Слишком насыщенный событиями день не давал мозгу расслабиться, и тот подкидывал сны то с зубастыми крокодилами, то с летящей прямиком к моему лицу, хищно расправив при этом свои когти, горгульей, то с тянущей ко мне свои с крючковатыми, покрытыми бородавками пальцами руки старухой. Громкий крик, переходящий в визг, вырвал меня из тяжёлого сна, я выскочил в прихожую и замер, вытаращив глаза: «Да пусти ты, дура!»-орала Ленка. Бабка одной рукой держала ее за волосы, а другой, размахивая полотенцем и пытаясь попасть по изворачивающейся внучке, орала чуть ли не громче ее:

-Я сейчас пущу! Я пущу! Шалава! Ты мне будешь мужиков водить с пятнадцати лет! Вся ты в мать! Я пущу сейчас!

Во всем этом бешеном круговороте мы с Ленкой встретились глазами:

-Да уйди ты, уйди! - каким-то не своим голосом крикнула она. Не сразу поняв, что слова обращены ко мне, я вернулся в комнату, наспех забрал вещи и вышел из квартиры, чувствуя себя не просто дураком, но и подставившей Ленку сволочью.

Я думал, что теперь Ленка сдаст меня Сиплому, и он в лучшем случае меня пошлёт, а то и в морду может дать. Не то чтобы я боялся получить «по щам», терять отношения с Ромкой, которого я считал своим другом, - вот чего мне не хотелось.

Было начало девятого. Голод с завидным упорством выкручивал мой желудок, и ноги сами понесли меня к дому. Я спрятался за горку и наблюдал за своим подъездом: вот во двор въехала служебная «Волга» отца, водитель вышел и принялся в ожидании протирать и без того чистое лобовое стекло. Спустя несколько минут в дверях показался отец; поздоровавшись с дядей Колей, так звали водителя, за руку, он сел в машину, и они уехали. Я подумал, что дождусь мать и подойду к ней, неужели она не пустит меня домой? Простояв в своём укрытии ещё минут десять, я наконец-то увидел ее, но выходили они вдвоём с соседкой тетей Галей и также вместе пошли вдоль по улице. Подойти я не решился и, покинув место наблюдения, поплёлся прочь.

День выдался погожим. С утра светило солнце, спешили по своим делам прохожие, но на душе у меня было тоскливо. Не особо торопясь, добрел я до местного рынка и принялся расхаживать между рядами, пытаясь скоротать казавшееся бесконечным время. Внимание мое привлекли пожилой мужчина и мальчик лет пяти, выбиравшие яблоки у местной торговки. Я остановился, сам не зная, зачем, и прислушался к их разговору.

- Давай возьмем вот эти, смотри, какие румяные, - уговаривал мужчина мальчика.

Но тот, видимо, просил у деда что-то другое и теперь, насупившись, упрямо отвечал «Сам ешь, не надо мне ничего», глядя на того исподлобья.

Я подумал, было, что и сам закатывал матери сцены из-за нежелания есть кашу или суп, и с каким удовольствием сейчас оказался бы дома за обеденным столом, но тут мое внимание привлек торчащий из заднего кармана брюк мужчины кошелек. Я огляделся: народу на рынке было не так и много, некоторые торговки разговаривали между собой, другие перекладывали товар, никто не смотрел на меня. Я подошел ближе и встал за мужчиной и мальчиком, сделав вид, что тоже рассматриваю яблоки. Чувствуя, как от волнения вспотели ладони, и выступила испарина на лбу, изо всех сил сдерживая сбившееся дыхание, я протянул руку и вытащил кошелек, быстро засунув его в карман куртки. Доли секунды показались мне бесконечными, сердце бухало в ушах, заглушая даже уличный шум, вспышкой пронеслась в голове мысль: «Беги!». Не чувствуя ног, я начал отходить от прилавка сначала медленно, чтоб не привлекать внимание, затем все быстрее, потом побежал так быстро, как только позволяло мне все еще скованное ступором тело. Заскочив в ближайшую подворотню, убедившись, что погони нет и немного отдышавшись, я открыл кошелек, быстро пересчитал содержимое, прикинув, на что может хватить украденных денег. Не без удивления, я заметил, что сама мысль о краже теперь не казалась мне такой уж ужасной, особенно, если учесть, что все прошло легко и гладко; переложив деньги в карман и выбросив остальное в мусоропровод, я вышел из подъезда и направился в ближайший продуктовый. После двух дней голодовки мне показалось, что я не ел ничего вкуснее хлеба и молока, купленных на так неожиданно вырученные деньги. Я повеселел и, решив навестить вроде как заболевшего Сиплого, не спеша отправился в сторону местных «трущоб».

Войдя во двор, я подошёл к покосившемуся окну первого этажа и негромко свистнул. Ромка высунулся из-за занавески, махнул рукой. Я отошёл вглубь и уселся на спинку скамейки, поставив ноги на заплёванное с выломанной доской сиденье, закурил. Он вышел нескоро; понурый, сел рядом.

-Дай затянусь, - протянул руку.

Я достал из кармана сигареты, он взял сразу две, засунув одну за ухо. Мне хотелось, чтобы Сиплый начал разговор первым, чтоб понять, знает он про Ленку или нет, но он молчал, рассматривая носы потрепанных своих кроссовок, и сплевывая после каждой затяжки.

Не выдержав слишком уж долгой паузы, я спросил:

- Че кислый такой?

- А че веселиться? – снова сплюнув в сторону, ответил Ромка.

- Пошли, может, прошвырнемся до центра? – все еще пытаясь разговорить его, предложил я.

- Куда? Смотри вон, - Сиплый спрыгнул со скамейки и, убрав с лица волосы, повернул голову влево, показывая мне огромный синяк, опоясывавший отекший глаз и сползающий вниз по щеке.

- Ого,- я присвистнул от неожиданности, - кто это тебя так?

- Кто кто, Юрец вмазал, кто же еще, - мне показалось, что всегда веселый, беззаботный, наигранно-безразличный Ромка сейчас стесняется меня и того факта, что я стал свидетелем его беззащитности.

- Это матери муж? - без особой настойчивости спросил я.

- Да какой муж! Так, ходит, ночует иногда, - видно было, что Сиплому неприятен этот разговор. – Козел, - процедил он сквозь зубы.

- За что он тебя?

- Да ни за что. Начал докапывать, я и сказал «Отвали, козел», ну, он и вмазал. Достал уже урод этот!

- А мать? Да и сам-то чего? Я бы не позволил какому-то козлу по роже себе дать, - как мог категорично высказался я, думая при этом, что не раз летал по комнате от отцовского мордобоя, но успокаивая себя, что это отец, не чужой человек, да и бил он обычно не так сильно, уж точно не до синяков.

Ромка посмотрел на меня, хмыкнул:

-А чего сделаешь? Тебе хорошо, тебя не бьют.

-Бьют,- пробурчал я себе под нос.

-Да ладно! - Ромка недоверчиво скривился. - Буржуйчиков не бьют, их мамочки с папочками в пухлые щечки целуют - он нарочито весело засмеялся.

Мне стало обидно; Сиплый был вдумчивым, понимающим парнем, и я терпеть не мог моменты, в которые он подшучивал надо мной, проводя между нами черту и явно подчеркивая свое превосходство.

-Да пошёл ты, - я поднялся со скамейки и направился прочь из двора.

-Да погоди ты, Сань, да я пошутил, - донеслись вслед слова Сиплого, но я не остановился.

Ромка догнал меня спустя минут десять, по привычке толкнул локтем:

-Хорош, а, Сань? Обиделся что ли? Ну, извини, ляпнул, не подумавши. Откуда ж я знал, что у вас, у богатеев, тоже принято кулаками махать?

-Да ладно, проехали, - я почувствовал вдруг уверенность в том, что не ошибся в нем, что он, действительно, близкий человек, способный понять меня.

Забравшись вглубь заброшенного трёхэтажного недостроя, где, в общем-то, выскочив из дома после очередного скандала с отцом, я и познакомился чуть больше месяца назад с Сиплым и Ленкой, мы устроились на собранном из досок, подушек и старых одеял неизвестно кем «топчанчике» и сделали по большому глотку портвейна, прихваченного Ромкой из «заначки Юрца», закусив заветренным чёрным хлебом.

-Отец видел в субботу, как я деньги в сквере собирал, взбесился, - набравшись смелости, начал я.

-Бил? - мне показалось, голос Ромки дрогнул.

-Да. И из дома вышвырнул.

-А мать чего?

-А чего мать? Молчала как всегда. Слово ему боится поперёк сказать, - сделав ещё глоток из бутылки, ответил я.

Сиплый хмыкнул, качнув головой.

-И часто он тебя?

Мне было стыдно говорить о своих отношениях с отцом, стыдно признать, что он до сих пор лупит меня, как маленького; но стоящая в горле комом обида требовала выплеска, и я все же ответил:

-Раньше часто, а до вчерашнего четыре месяца уже не трогал, я думал, все, навоспитывался.

Я молчал, слушая, как расходится за стенами дождь. Наверное, это был самый слякотный апрель в моей жизни.

-Сегодня шесть лет, как отца нет, - неожиданно произнёс Ромка.

Я не задавал вопросов, боясь спугнуть такую редкую его откровенность.

-Они в тот день поругались с матерью с самого утра, и он на смену ушёл. А вечером пожар, - он отвернулся, но я успел заметить, как по его щекам потекли слёзы, - и все.

Он поднялся и отошёл к запланированному, видимо, стать когда-то окном проему, и долго стоял там молча, время от времени вытирая рукавом лицо.

-А мать забухала, - развернулся резким движением, и я видел, что все ещё мокрые от слез его глаза горят злостью. - Квартиру отобрали, переехали сюда; ухажеры пошли то один, то другой, пьянь. Теперь Юрец этот, урод, ненавижу его, - Ромка подобрал с пола кусок окаменелой штукатурки и с силой швырнул об стену; тот разлетелся в стороны, рассыпавшись на мелкие кусочки.

Мне стало жаль Ромку: я не мог даже предположить, хотя, наверное, мог, но никогда не задумывался, что за вечно показным его равнодушием кроется эта боль.

Я вдруг почувствовал, что замёрз: дождь шёл уже не первый час, и порывы ветра заносили холодные капли в продуваемое со всех сторон помещение. Какая-то тоска и безысходность накрыла словно колпаком: я подумал, почему родители не ищут меня? Ведь отцу с его связями не составило бы труда завершить поиски за пару часов, тем более я особо и не прятался, бесцельно слоняясь по улицам.

Уже темнело, когда мы с Сиплым вышли из недостроя, дождавшись, наконец, когда немного утихнет дождь.

-Ты где ночевать сегодня будешь?

Я молча пожал плечами.

-У меня одно место есть, пойдём, покажу. А завтра Юрец свалит на неделю, и можно ко мне.

Спасибо: 8 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 80
Зарегистрирован: 13.04.20
Репутация: -3
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.05.20 12:15. Заголовок: Как себя не насилова..


Как себя не насиловал, но прочесть все букаффы у меня не получилось.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 81
Зарегистрирован: 13.04.20
Репутация: -3
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.05.20 12:27. Заголовок: irra пишет: Автор о..


irra пишет:

 цитата:
Автор отвечать не может, он три недели вынужден "самоизолироваться", поэтому отвечаю я


Это что за детский садик? Самоизоляция автоматом отключает интернет? Между битов просочится вирус?
А мож Я буду за Автора отвечать? Мож и писать за него?
Детский садик.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 805
Зарегистрирован: 22.06.19
Откуда: Россия
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.05.20 14:29. Заголовок: Ляксандр пишет: мож..


Ляксандр пишет:

 цитата:
мож Я буду за Автора отвечать? Мож и писать за него?


А вы не рассматривали такую вероятность, что ВАМ автор из элементарной брезгливости отвечать не станет?
В вашем случае это как раз первое, что приходит в голову.

Спасибо: 3 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 806
Зарегистрирован: 22.06.19
Откуда: Россия
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.05.20 14:33. Заголовок: Да извинят меня др.а..


Да извинят меня др.авторы, написано на порядок лучше (и не на один). По-настоящему замечательно.

Спасибо: 4 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 32 , стр: 1 2 3 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 348
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет